Советский Союз
И все что с ним связано.
Главная Каталог Статьи Фотогалерея
Каталог » Фельетоны, рассказы » Два часа Корзина

Два часа

Два часа

Мы догнали его на пустом шоссе, разыскивая штаб наступающей на Грайворон армии. Это был старый солдат в видавшем виды обмундировании. Воротник гимнастерки был расстегнут, пилотка сдвинута на затылок. За спиной солдатский вещевой мешок — «сидор», У винтовки почему-то не было ремня, он нес ее на плечах, поддерживая обеими руками, как коромысло. Шел он медленно, едва передвигая ноги, натруженные огромными, не по росту, башмаками.

—  Папаша,  садитесь,   подвезем. Солдат   подошел   к   машине и вблизи оказался не таким старым, как нам вначале показалось. Старым его делала многодневная щетина и размазанная на потном лице  дорожная пыль.

—  Неужто подвезете? Вот удача-то! Мне недалеко, километров пятнадцать. Дело-то ведь какое. Здешний я. Воевать, значит, пришлось в родных местах. Семья у меня тут — жена и ребятишек, значит, шестеро. Полк-то наш по большаку идет, а я у ротного отпросился. Домой, значит, зайти. Спасибо, отпустил только, чтобы, значит, к ночи в часть вернулся. А то, говорит, могут тебя посчитать как дезертира. А тут, как на грех, ни одной машины. Часика хоть бы два дома побыть! Как ушел в сорок первом, так и не видались. Может, и в живых-то никого нет. Они ведь, понимаешь, под   немцем   были.

Около перекрестка он попросил остановить   машину.

—  Вы, поди, прямо поедете, а мне сейчас на проселок сворачивать надо. Тут уж близко — километра  четыре,  не боле.

Мы молча переглянулись с шофером, и тот решительно повернул машину на проселок.

Пока дорога поднималась в гору, солдат очень волновался и все время говорил, говорил.., Но когда из-за бугра показались первые хаты деревни, он как-то сразу обмяк и только тихо промолвил:

—  Не   спалили.

Мы остановились около небольшого, давно не беленного домика и посигналили. Солдат вылез из машины и неуверенно двинулся к хате. Видимо, боялся, что там никого   нет.

Из-за забора показалась белобрысая голова мальчишки лет десяти. Затем другая. И вдруг из ворот с визгом выкатился клубок ободранных и заморенных ребятишек.

—  Тя...я...тя!!! Тятя вернулся! Мамка, иди скорей, тятя приехал!

В дверях показалась женщина, одетая в белую старенькую кофту и такую же юбку. Какое-то мгновение она пристально смотрела на солдата, потом сделала несколько шагов на мягких ногахЄ, и громко заплакала, уткнувшись лицом в солдатскую гимнастерку.

—  Феденька, родной ты мой, жив!..

А солдат стоял, даже не опустив с плеча винтовки, Стоял и плакал. Ребятишки облепили его со всех сторон, а самый маленький, не сумев пробиться к отцу, обнял его ногу, и прижался к ней головенкой.

Чтобы не мешать им, мы сказали, что у нас дело и что мы заедем за ним через два часа.

Когда мы вернулись, солдат сидел на скамейке около дома, окруженный ребятишками, и разговаривал   с  женой.

—  Ну вот, значит, и свиделись. Картошка, говоришь, ничего. Это хорошо. А коров, значит, немцы позабирали?   Вот   ироды!

Ему, видимо, хотелось сказать ей что-то очень важное, теплое, о чем он думал все эти годы. Приласкать ее. Но, как это бывает в таких случаях, слова были совсем   не  те.

В руках он по-прежнему держал винтовку. А далеко за горизонтом, как напоминание о том, что война далеко еще не кончилась, грохотала артиллерийская канонада.

— Ну,   пора.

Солдат развязал «сидор» и роздал гостинцы: несколько кусочков сахару, пару пачек концентратов, кусок мыла и кирпич черствого солдатского хлеба.

Потом стали прощаться.

Солдат завязал опустевший мешок и закинул его за спину. Вынул кисет, скрутил цигарку, затянулся и, не докурив, бросил на землю. Потом подошел к жене, молча поцеловал ее и решительно зашагал   к   машине.

Когда я оглянулся назад, на дороге одиноко стояла женщина в белом и, прикрываясь от солнца, смотрела нам вслед. Я вынул папиросы, и мы закурили.

Курская  дуга,   1943  год. Пора  уходить...

Журнал «Огонек», фехраль, 1963 г.

Просмотров: 412

Дата: Вторник, 02 Апреля 2013

Комментарии к статье:


Добавить комментарий:

Автор:
Комментарий: