Советский Союз
И все что с ним связано.
Главная Каталог Статьи Фотогалерея
Каталог » Экономика СССР » Хороши карандаши Корзина

Хороши карандаши

Хороши карандаши

Время какое! Писать начинают едва ли не с детского сада, а карандашами уверенно орудуют уже в яслях. И до самой глубокой старости не расстается человек с авторучкой  и  карандашом.

Знаю одного московского скрипичного мастера, его нередко можно встретить там, где сносятся деревянные дома. Бродит вокруг поверженного сруба, выстукивает молотком бревна: не подойдут ли для изготовления музыкального инструмента? Дерево ведь ему нужно особое, не сегодня срубленное, хорошо просушенное. Нынешние карандашные фабриканты поступают примерно так же: они снаряжают в Латинскую Америку целые экспедиции высматривать и скупать дома, сложенные из тамошнего кедра. Нет на земле для карандаша древесины лучше.

Вот только наш сибирский кедр может с ней сравниться, да и то, если умело высушен. Капризный материал. Но коли выделан он по всем правилам технологии, то дает отличную карандашную дощечку.
Но, к сожалению, чаще случается, что монополист по ее поставке — Томская фабрика Министерства местной промышленности РСФСР гонит сырую древесину, как говорится, с сучком и задоринкой. «Опять дровняк»,— вздыхают тогда на заводе пишущих принадлежностей имени Сакко и Ванцетти. И начинают досушивать дощечки, облагораживать, доводить до кондиции.

Предприятие это прославленное, и кондиции тут особые, высокие. А приходится заниматься не своим делом.

Дощечки идут в цех, к станкам, уже приготовившим «начинку» — грифели всех цветов радуги. Да нет, не всех. Больше! Учебник физики утверждает, что у радуги всего семь цветов. Помните школьную «запоминалочку»: «Каждый — Охотник — Желает — Знать — Где — Сидит — Фазан»?

Красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый... Здесь же в коробки укладывают не по семь, а по сорок восемь карандашей, и все разноцветные.

Сорок восемь цветов — это для набора «Искусство». Карандаши так названы не случайно. Центральная лаборатория предприятия и его стержневой цех разработали наборы «Искусство» по просьбе профессиональных и самодеятельных художников. В кабинете директора В. Л. Петрушина, в самой лаборатории, в комнате одного из ветеранов предприятия, И. И. Непомнящего, есть великолепно сделанные портреты, написанные, а точнее сказать, нарисованные карандашами из этого набора «Искусство». Делают на фабрике «Рисовальные» наборы по 12 и 24 цвета; карандаши «Геолог», изготовленные на светостойких красителях, сохраняющие рисунок от выгорания. А вот разработка «Живопись». О косметических достоинствах этих карандашей проведали модницы и уже не первый год применяют для подкраски бровей и ресниц, кладут ими гримерскую «тень». Есть у «Живописи» свой секрет — она дает чуть размытый мягкий штрих, легко сочетаемый с другим по цвету тоном. Увы, пользуясь этим секретом, иные мастерицы косметики рисуют на лице разве что не картины. Словом, карандаш «Живописи» занял прочное место в дамской сумочке.

Для профессионалов-художников на заводе были разработаны, и прежде выпускались специальные мелки, типа «сепия» и «сангина», пятиоттеночный «марс» — от светло-коричневого до темного, густого, как настой кофе. Что еще было? «Рекорсанд», «марганцевая коричневая» — с минеральными красителями, редкоземельными элементами.

Применяют тут особую технологию изготовления стержня, подобрали специальное синтетическое связующее. Называется оно КМЦ, разработано нашими химиками, но вот мало лона дают его предприятию.

Рецептура разработана с такой обстоятельностью и так тщательно ее выдерживают, что почти нет других грифелей, способных конкурировать с продукцией стержневого цеха завода имени Сакко и Ванцетти, старейшего карандашного предприятия. Но загляни сейчас на завод — от прежних построек сохранился лишь один флигелек. Да и тот на ладан дышит. Хотели было его сохранить под музей. А потом решили создать музей в другом здании. Сейчас там идет сбор экспонатов: написали письма ветеранам, обращаются на родственные предприятия. Неплохо, если бы это начинание переросло первоначальный замысел и музей завода имени Сакко и Ванцетти стал бы собранием всех пишущих принадлежностей: карандашей, авторучек, фломастеров и, конечно же, перьев, настоящих, всамделишных, гусиных, какими написаны бессмертные произведения русской и мировой классики, тех самых перьев, от которых, собственно, и возникло название — перо, получившее впоследствии новый смысл. И часто мы слышим теперь слова: литератор с хорошим пером... Конечно, здесь, в музее, нашлось бы место и для современных перьев — сейчас завод выпускает и автоматические ручки.

Делают на предприятии и сотни тысяч «шариков» — и самых простеньких и сувенирных.

Завод имеет свои добрые традиции, гордится своими ветеранами, такими, как прессовщицы А. Н. Подтесова и А. А. Коновалова, наладчик В. Т. Щербинин, комплектовщица В. С. Туманова, и многими другими — более трети людей в коллективе имеют стаж работы, превышающий пятнадцать лет. По ним равняется и молодежь.

В минувшем году заводом выпущены миллионы карандашей! Успешно выполняется и план нынешнего года. Но все же спрос на карандаши удовлетворяется не полностью.

К. Барыкин

Журнал «Огонек», апрель, 1974 г.

Просмотров: 3720

Дата: Вторник, 02 Апреля 2013

Комментарии к статье:


Добавить комментарий:

Автор:
Комментарий: